Московская область, Шаховской район, д. Степаньково, д.1 +7 (495) 784-45-36

Газета Green city: Александр Коновалов об органическом земледелии

Газета Green city: Александр Коновалов об органическом земледелии

Александр Коновалов об органическом земледелии

















«С законом об органическом земледелии эко-фермерство будет развиваться активнее»

Александр Сергеевич Коновалов – владелец экофермы «Коновалово» и основатель первого в России профессионального объединения производителей и поставщиков экологически чистых продуктов «Экокластер».

Эко-отель «Коновалово» – это первый в России агротуристический комплекс замкнутого цикла, существующий с 2010 года, который работает на принципах органических экостандартов, успешно совмещая производство, переработку, сбыт сельхозпродукции и агротуризм.

Как вы оцениваете  развитие вашего «экологического бизнес-проекта» на сегодняшний день? Насколько вы удовлетворены результатами, которые есть сейчас, и какие цели ставите на будущее?

Как говорят: «Чем дальше в лес, тем больше дров», видимо, это относится к нашему бизнесу в том числе. Когда я начинал  этот проект 6 лет назад, то купил землю, решил построить там 1-2 домика, сделать небольшой семейный агробизнес. Но постепенно, когда бизнес-модель стала вырисовываться, появилось видение,  как это можно  развить в бóльших масштабах.

А сама идея «эко» откуда взялась?

А я изначально понимал, что  если делать что-то на селе, то надо делать по экологическим стандартам, потому что много времени провел за рубежом и жил, в частности, в Голландии. Сами знаете, голландцы помешаны на «зеленой культуре». И вот, соответственно, когда бизнес-модель родилась, решил, чтобы все что у нас здесь будет отвечать принципам экологической безопасности, начиная со строительства, заканчивая, что главное, продуктами питания, которые мы производим. Поэтому каждый год мы строим какое-то новое здание, внедряем какую-то технологию. В прошлом году мы дополнительно взяли специальное оборудование для переработки молока и стали делать сыр моцарелла, который никогда не делали.

Как раз вам  с санкциями повезло?

Да, но мы до санкций стали испытывать. Плюс к  этому, построили три года назад отель на 36 человек, если вы видели, и гостевой дом небольшой. Вот сейчас заложили фундамент еще одного гостевого дома.

Отель себя окупает?

Окупает, конечно, окупает. По крайне мере, в выходные дни у нас всегда люди. В праздники, безусловно, - с майских праздников до сентября. По крайне мере, для нас это не обременительно и  не отнимает какие-то средства, наоборот, это дает дополнительные деньги. Один раз вложился  и соответственно, получаешь. Здесь,  чтобы сделать какой-то прибыльный продукт питания, надо коровку покормить, подоить, переработать молочко и вот, получает уже  творожок, сметана и все остальное. Поэтому, мы понимаем прекрасно, это интересно тем людям,  для которых уже это дело  стало образом жизни, это не только бизнес, а именно «стиль жизни». И они хотят, вот то, что здесь есть,  облагородить с перспективой, чтобы осталось детям, сохранить и приумножить. У меня дети и внуки все здесь. Я стараюсь, чтобы они как можно чаще здесь бывали, потому что они пропитываются  обстановкой, видят и понимают тонкие моменты отношение к клиентам, отношения к животным, сотрудникам. Пока они это сами не пройдут, на «своей шкуре» не почувствуют, - не смогут управлять коллективом. Мы же не вечны, рано или поздно нам придется передавать это все.

А вы об этом уже думаете? Подхватят ли вашу инициативу дети?

Да, конечно, и уверен, что подхватят, по крайне мере, зять один уже точно, дочка тоже, вторая дочка…Правда, у нее трое детишек, сейчас тяжеловато. Дети себя видят только здесь, надеюсь, и внуки.

Каковы ваши цели на будущее? Хотите ли вы расширяться? Или  же вы хотите масштабировать саму модель в других местах, может Московской области или в регионах?

У нас уже целая  программа развития есть. Во-первых, я один из первых, кто пытается войти в программу агротуризма Московской области. В настоящее время все документы находят на рассмотрении правительства Московской области. Мы сделали экспертизу, подготовили техническую документацию на проведение газа в деревню Степаньково, и к нам на эко-ферму. Газ – это первое, что мы делаем, хотим показать на примере, чтобы другие почувствовали, если это работает, то могут дальше развиваться. Потому что дальше, рядом со мной Можайский район, Лотошино и другие….  Люди приезжают сюда, говорят: «Мы хотим то же самое развивать, но если не будет поддержки со стороны государства, конечно, нам это не интересно».

Во-вторых, мы договорились о партнерстве  в строительстве агротуристических комплексов, с тем чтобы брать их в управление с нашей франшизой. Мы сейчас разрабатываем полностью франшизный проект на примере нашего агротуристического комплекса. Если это все нам понравится, мы готовы дальше иди. Земля есть, инвесторы есть, как говорится, все должно работать. Мы ведем переговоры с одной крупной организацией о развитии нашего бренда: оказывается, наш бренд «Экоферма Коновалово», является, по сути, одним из серьезных брендов, на основе которого возможно построить масштабированный бизнес в отрасли питания и агротуризма. Но рекламировать наш бренд, не имея большой сети неразумно. Например, мы хотим нарастить мясное производство, чтобы у нас было не 3-4 магазина, ка сейчас, а хотя бы 50, тогда это было бы уже поинтереснее.

У нас пошли серьёзные предложения по развитию розничной сети. Ведем переговоры с «Мега», они будут открывать фермерский рынок. Потом, нам сделали предложение в «Ясенево» интересное - торговый центр. У нас четко разработана франчайзная модель, мы готовы хоть завтра это передавать. У нас разработаны стандарты, специальные листы, опросники, чеки, договора, все есть. Плюс к этому, у нас очень интересно предложение по агротуризму со стороны зарубежных партнеров. На нас вышли крупные инвесторы из Центральной Америки, которые говорят, что у нас нет успешного примера экофермерского комплекса в той же Панаме. Этот рынок только в стадии зарождения. А вы могли бы выступить как пионеры, проводниками ваших идей. Специально пригласили меня, оплатили поездку в Панаму, гостиницу. Я провел 10 дней, посмотрел разные места и пришел к тому, что у них там можно это развивать. В чем парадокс? Есть земля, есть инфраструктура, есть деньги, огромное количество  мест. Представьте, 22 градуса – температура круглый год. И они не знают, где открыть первый комплекс. А вот куда не плюнь, тихоокеанское побережье, либо атлантическое, либо это горная местность, высокогорье. Я им высказал свое видение. Там вулканическая почва, кофейные плантации, ананасовые…- все растет как на дрожжах.

То есть у вас много предложений и вариантов для сотрудничества?

Да, плюс к этому нас постоянно приглашают на какие-то семинары, тренинги. В рамках нашего комплекса создан учебный центр, я в неделю провожу 3-4 консультации для тех, кто хочет открывать нечто подобное. Кто-то может быть узкой направленности больше, как к туризму имеет отношение, кто-то там к рознице, производству, тем не менее, мы понимаем, как это может работать, даем советы. И люди, которые могут открывать нечто подобное, хотят входить в нашу систему  со своим товаром. Мы просто завалены предложениями по сотрудничеству, не поверите, у нас, наверное, сейчас в разработке, где-то порядка 180 предложений. Со всей России, и из-за рубежа в том числе. К нам обращаются люди, которые и с тех стран, где не поддержали санкции, очень хотят с нами работать – эта та же Аргентина, та же Бразилия, и удивительно, Китай.

А какие есть препятствия для этих эко-фермеров?

Это очень хороший вопрос. Тоже долго размышлял на эту тему, потом понял в чем, как говорил Михаил Сергеевич: «где собака порылась». Дело в том, что люди не понимают, что нельзя создать монопродукт, или моноуправление в каком-то бизнесе, и оно будет приносить прибыль и будет успешным. Я абсолютно уверен, на сто процентов, что если создавать, то надо создавать в комплексе, чтобы у вас было и свое производство сырья, своя переработка, своя розница, цикл полузамкнутый.

И услуги, и производство…?

Это сложно, не каждый в состоянии это сделать. Я вынужден был стать и отельером, и экофермером, и дистрибьютором. Поэтому я людям и говорю, если хотите рассчитывать на успех, то ваша задача, хотя бы в минимальном масштабе сделать 3-4 диверсифицированных источника дохода, и тогда вам будет все намного понятнее и надежнее. Мы готовы предоставить технологию в этом плане. А есть те, которые, допустим, ну как, все считают, что у него есть 100-200 гектаров земли, что все, весь бизнес состоялся. Ну, это не правильно, их надо обработать, засеять, куда-то сбыть эту продукцию. Поэтому, все удивляются, говорят: « Как вам удалось на пяти гектарах создать прибыльный бизнес?»

Так именно пяти-то и достаточно?

В том-то и дело. Для организации этого дела пяти и достаточно. У нас в аренде 28 гектаров земли.

Посевные у вас есть? Сено?

У нас нет, на одну корову надо полтора гектара. В том то и дело, что мы отдали это на аутсорсинг. Сеном занимается наш хороший сосед. У него 300 гектар земли. Так проще – не нужно технику содержать, она ломается, пьяные трактористы – это вечная история и т.п.

Чем тогда отличается агрохозяйство от экофермерского хозяйства, масштабом, комплексностью?

Именно так. Мы многое отдали на аутсорсинг, допустим, мы же не в состоянии сами производить, в неделю у нас сейчас по 40-50 кроликов. Приехал человек, бизнесмен московский, который очень хотел «бросить якорь» на земле. Я ему помог, показал, где земля, тут, буквально в шести километров. Он взял 18 гектаров земли. Поставил кролиководческую ферму. Всех кроликов мы у него практически забираем. Он счастлив, и мы довольны. И я понимаю прекрасно, что человек нашел в этом себя. Мало того, мы еще держим поставщика, я не стараюсь все яйца в корзину складывать. Я ему сказал так: «Ты производи, я тебе помогу со сбытом по другим каналам, ну и в случае, если паренек зашалит, мы соответственно, с тобой будем работать». Потому что, как показала практика, у наших селян, нередко после того, как «почувствовали копейку», купили машину, построили дом, в голове происходят какие-то замыкания. Они начинают либо цену в два раза необоснованно увеличивать, либо «дурить» с поставками. Ну и мы включаем, соответственно, вариант Б. Потом они приходят опять и говорят: «Мы хотим с вами работать», ну, а мы говорим: «Извините, дальше действуйте уже сами». У меня правило такое, если человек один раз, ну будем говорить так, непорядочно по отношению к тебе поступил из-за каких-то личных выгод, мне больше с ним работать не хочется.

А право на ошибку?:)

Не хочется работать, даже если  это на реализацию влияет. Хотя, бывает и так, что я вижу, когда с человеком разговариваю, что  у него есть потенциал, я сам ему могу помочь помимо советов, например, какими-то вложениями, допустим, в создание небольшого подсобного хозяйства. Или тот же сосед, который сеном занимается, ему нужна солярка, а денег нету, мол выручай, как это было в том году. Я ему проплатил деньги за солярку.

Как государство поддерживает экофермеров? Казалась бы, средства в развитие отечественного сельского хозяйства направляются. А экофермеры в стране остаются на обочине или уже нет?

Тоже хороший вопрос, приведу пример. В прошлом году я, в чем-то наивный человек, еще до введения санкций, решил поставить животноводческую ферму на 25 голов, полностью автоматизированную, договорился с компанией «Делаваль». Они готовы были предоставить хорошего сельхоз-робота, договорился с компанией, которая производит быстровозводимые модули. Местная администрация выделила мне землю, я уже вложил деньги в межевание, в кадастр, в проект. Вышел на комиссию мин. сельхоза, у меня даже мысли не было, что мне откажут, честно вам скажу и получилось так, что, нам сказали: «Извините, у вас скотное место очень дорогое получается, то есть, мы не в состоянии давать какую-то поддержку людям, кто идет не по пути удешевления, а по пути удорожания». Я им объясняю, что за этим будущее. Я говорю: «Посмотрите на Европу, сколько маленьких ферм, которые работают именно с роботом». Для меня это шок был, я ушел, не понимая вообще, чем там занимаются.

В связи с переменой этого руководства, вы ожидаете какого-то позитива?

Я очень надеюсь, особенно после того, как  сменился министр сельского хозяйства Московской области. А ведь такая заявка - это потраченное время, потраченные деньги, потраченные силы, беготня в течение полугода по разным инстанциям, по банкам. И что самое интересное, чтобы получить грант, я должен положить 10% от суммы инвестиции, в данном случае 42 миллиона руб. То есть я должен 4 миллиона просто «заморозить» в банке и показать справку, что эти деньги у меня есть. У них такое положение, если ты хочешь претендовать и получать грант, то будь добр показать справку, что у тебя есть 4 миллиона.

Поэтому я считаю, что надо рассчитывать только на себя, а государство помогает исключительно только этим крупным агрохолдингам, которые уже закредитованы, они должны государству миллиарды денег и если сейчас не помочь, то государство потеряет еще больше. А мы как мелкие производители, вынуждены сами на себя рассчитывать.

Нет специальной программы для  поддержки  малого фермерства?

Вы знаете, есть две программы государства, о которых в том числе Владимир Путин говорил. Первое – это поддержка начинающих фермеров. Я предложил моему зятю, - «Давай попробуем, может быть все это не болтовня». Он зарегистрировал КФХ, подал документы как начинающий фермер, парню 26 лет, и ему отказали. «У нас претендентов на одно место - 12 человек». Я считаю, что если молодой человек захотел заниматься сельским хозяйством, государство должно расцеловать его просто, чтобы он этим занимался, холить и лелеять. И тогда я ему сказал: забудь про это. И вторая программа – это поддержка модернизации семейных экоферм. Если у вас есть, например, 10 голов скота, вы решили сделать 20 голов, то вам государство дает деньги за торговлю. Других программ нет. Поэтому если говорить о банках, как сейчас банковские льготы для нас? Никаких.

Хорошо, вот санкции, которые случились, они в плюс или в минус для вас?

В плюс, мы это чувствуем впрямь. Вот смотрите, у нас резко возрос спрос на нашу продукцию. Если мы вот раньше продавали, допустим, 10 головок сыра в неделю, сейчас мы продаем 28. Разница есть. Ну, по другим позициям у нас другая картина.  Вот сыр, творог, сливки, - мы работаем с ребятами, которые производят мороженое хорошее домашнее, мы им сливки делаем. По мясу у нас телятина как всегда в лидерах, тоже в увеличение идет, на деликатесы мясные пошел спрос, - так что это радует.

Хорошо, другие проекты смотрите? Как вы оцениваете, ту же «Лавку Лавку»?

Молодцы ребята, слежу за ними, я  их лично знаю. Они очень хорошие маркетологи, очень хорошие медийщики. Правильно делают, как раз помогают людям как-то правильно сориентироваться. Я вам  еще не сказал то, что переделываем сейчас интернет-магазин тоже. Мы сейчас вложили очень серьезные деньги. У нас появится современнейший интернет-магазин. Я вам скажу, среди фермеров он будет номер один в России, я вам могу без преувеличений сказать. В чем изюминка, мы делаем интернет-магазин на платформе «1С-Рарус», плюс к этому, у нас есть специальная бонусная система. И вот, по этой бонусной системе мы может нашим клиентам предоставлять абсолютно массу всевозможных льгот, то есть, в эту программу получают вплоть до того, что ваш приятель, который побывал здесь на ферме, порекомендовал кому-то наши услуги, может получать вознаграждения, в том числе. Это новый подход в развитии интернет магазинов.

Я заметил, в «Лавка Лавка» есть карты такие, по которым  можно взять продукты, а также подарить эту карту.

Николай, я от этой идеи отказался, потому что брать деньги с людей  вперед я не хочу. Как-то немножко напрягает это людей, поэтому я сторонник того, что когда есть продукты - бери деньги – плати. А так у нас есть и подарочные сертификаты, у нас есть карта покупателя, процентная. Сейчас у нас будет карта такая, что человек, приходя в наш магазин, сможет предъявить карту продавцу, на нее начисляются баллы, и даже когда  он придет в наш магазин в Новосибирске, он получит этот процент и в Новосибирске. Или взял услугу, например, отдохнул в отеле, и потом, придя в магазины, человек получит свои баллы за то, что отдохнул в отеле.

Мы начинали уже говорить по законодательству, есть еще два вопроса. Первый, про органическое  земледелие, эко продукты, био продукты, и второй, - по запретам на ГМО.

В нашу инициативную группу входит множество фермеров, кто занимается органическим земледелием и животноводством в России. Мы часто встречаемся на заседаниях и в Государственной Думе и на каких-то иных общественных мероприятиях. Мы видим, что дело движется, я очень даже надеюсь, что скоро закон об органическом земледелии будет принят, нам так кажется, до конца 2017 года.

Три года мы продвигали  эту инициативу, чтобы этот закон был принят. А что касается закона о запрете ГМО, то мы в это тоже какую-то лепту внесли, писали обращение.

Есть мнение при этом, что экофермерское хозяйство не прокормит растущее население, которые по прогнозам к 2020 году достигнет 9 миллиардов…

Наш продукт 10 процентов, в лучшем случае, будет занимать всегда на рынке.

Получается – экотовары  для избранных?

Я бы не сказал. Вы знайте, у нас очень много клиентов – это молодые мамы с маленькими детишками, люди с отклонениями в здоровье, пенсионеры, бывшие учителя, военные. Время изменилось, люди многое осмыслили, сейчас очень много людей, которые разбираются в этой тематике, знают, чем органический продукт отличается от промышленного.

То есть, перспектива роста есть у этой ниши в России?

Огромная. Когда будет принят закон, рынок постепенно, не сразу, но придет в нормальное цивилизованное русло, будет идти по правильному пути. Посмотрите на опыт Германии, где 20% населения приобретают органические продукты.

Неслучайно у них есть очень популярная экомаркировка «Blue angel», для экотоваров.

По  моим прогнозам 10-12% населения России будет приобретать органический продукт, я так думаю. От людей, которые работают с нами в течение пяти лет, мы слышим много отзывов, что раньше они ели обычные продукты и какие-то проблемы  со здоровьем были, аллергии и проч.,  сейчас они вообще забыли  о них.

Плюс, многие говорят, что насыщаются нашими продуктами. Бывает, поешь что-то, через час-два хочется кушать. Наши пельмешки или холодец поел или котлетку и полдня как минимум есть не хочется. Это говорит о том, что белковая масса правильная, соотношение микроэлементов абсолютно тоже разумное.

Россию называют страну с потенциалом к мировому лидерству по экоземледелию в силу огромного количества свободной площади. Что для этого нужно?

Мы идем по нужному пути, по которому шли другие государства. Вот, например, когда-то в тех же Соединенных Штатах  в начале 70-х - к концу 80-х были энтузиасты, как и мы, которые этот рынок пробивали, что-то создавали, пытались развернуть какие-то кооперативы и прочее. Года два назад я был в Штатах в Колорадо, встречался с представителем компании «Аврора Органик Деви», номер один в  органическом производстве. Я разговаривал с Марксом, с владельцем. Он говорит: «Да, действительно, мне никто не верил, никто не понимал, что такое органическое земледелие, - я просто это делал-делал-делал». Сейчас у него объем производства, где-то до миллиарда долл в год. по органическому волокну. Оборот компании до миллиарда, вы представляете. Плюс к этому, я познакомился с человеком, который был энтузиастом создания розничной сети  продаж органических продуктов. Я пришел, там пожилой мужчина, лет 75, он говорит «Да, действительно, начинал с магазинчика 12 м2». Все как у нас, и начинаем аналогично.

То есть американские ГМО-корпорации, такие как  Monsanto, не смогли их задавить получатся?

Этих ребят не смогли. У них очень сильное сообщество, и они очень оберегают свои какие-то принципы, входят в те же самые правительственные структуры. Получается так, что их поддерживают и сенаторы. Они говорят так, что люди, которые нас поддерживают, все являются нашими покупателями, нашими клиентами. Именно поэтому они создали еще одну очень крупную органическую ферму в штате Техас. Я смотрю, что  и ошибки какие-то и достижения есть у всех, - мы рано или поздно через них пройдем. И что меня радует, что там все-таки с принятием закона процесс развития резко пошел, - они показывали графики, таблицы, - и говорят, что у нас то же самое будет.

Вот посмотрите, сейчас кризис вроде бы наступил. У людей платежеспособность снижается. Но на нашем продукте это не отражается. У нас все идет по плану и очень хорошие перспективы.

Беседовал Николай Студеникин







Возврат к списку